Николаю Ильичу Звягину посвящается

Автор: Александр Богачев, старший электромонтер по обслуживанию электрооборудования электростанций ТЭЦ-11 им. М.Я. Уфаева ОАО «Мосэнерго»

Мой дед по маминой линии Звягин Николай Ильич родился в селе Семеново Архангельской области 1 июля 1921 года. После окончания школы поступил в Архангельский лесотехнический институт, но доучиться до войны ему не удалось – в 1939 году его призвали в армию на Финскую войну. Отправили в учебный полк под Нижний Новгород. Командир полка, узнав о том, что до армии дедушка поступил в институт, записал его в связисты, а затем направил его учиться на курсы младших лейтенантов в Москву. Но доучиться у него опять не получилось: 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная Война.


Звягин Николай Ильич 1939 год.jpg

Красноармеец Николай Звягин, 1939 год

А началось все с Калининского фронта. В августе 1941 года из Москвы отправлен на северо-западный фронт в Осташков. Распределили в батальон аэродромного обслуживания, но должность была занята. Отправили на пост ВНОС (визуальное наблюдение оповещения связи). На поляне в землянке дежурили по три человека, неделю между передовой и аэродромом. В ноябре полк был уничтожен, а последние истребители ИЖ-15 были сбиты. Началось наступление немцев. Всех кто остался, отвели в тыл. В декабре началось наступление наших под Москвой. Отправили в батальон под Ржев. Затем отправили в Калинин. Распределили в зенитно- пулеметную роту командиром отделения связи. Рота охраняла от налетов станцию Кувшиново. С конца декабря 1941 года полтора года был на станции. Весной 1943 года посадили в вагоны, в которых снимали крышу и ставили пулемет - защищали эшелоны от бомбежки. Штаб роты был в Торжке, где Николай Ильич встретил свою будущую жену, мою бабушку. Около года они писали друг другу письма, а затем поженились.

Потом по стечению обстоятельств его направили на курсы механиков-водителей в Дзержинск. После окончания курсов, в том же самом Дзержинске, курсантов сформировали в экипажи и вместе с техникой забросили на первый украинский фронт. Дед попал в 6-й танковый корпус третьей гвардейской танковой армии механиком-водителем. Армией командовал генерал Рыбалко. Вплоть до наступления в январе 1945 года, участвовал в различных операциях по освобождению Украины от немецко-фашистских захватчиков.

Вот так мой дедушка вспоминал наступление на Сандомирском плацдарме:

- Атака с Сандомирского плацдарма обескуражила немцев, они стали отступать. Нашему корпусу приказали форсировать реку Пилица. Мостов не было – немцы все сожгли и взорвали. Долго искали, мелкое место. Наконец нашли брод, замерили глубину и стали один за другим перегонять танки с самоходками. А у моей самоходки лобовая часть сделана с небольшим уклоном. Я люк-то закрыл, а он негерметичный. Мало того, что еду вслепую, так ещё и вода мне ледяной струей в лицо как ударит! Я чуть не захлебнулся. Так надавил на газ, что уперся в большое дерево на противоположном берегу, и только тогда моя СУ-76 остановилась. Когда я вылез из бронемашины весь мокрый до нитки, все сразу поняли, в чем дело.

За участие в освобождении Южной Польши дед получил «Орден Красной Звезды». В Польше погибло два командира полка.

В Нижней Силезии дедушка получил серьезную контузию.

- Оказавшись в лесистой местности, пустили несколько самоходок и танков на разведку. Продвинувшись вглубь леса примерно на четыре километра, вышли на край опушки. Впереди широченный окоп – не проехать. Мы вместе с наводчиком вылезли из машины, объезд посмотреть. В трехстах метрах от нас, кричат, стреляют из пушек и пулеметов. А рядом стояла молодая сосна, и в нее угодил снаряд. Помню, как меня приподняло и отбросило в окоп, а сверху завалило ветками от разорванного в клочья дерева. Голова гудела страшно, кое-как пришел в себя. Смотрю вдоль окопа, а там лежит наводчик и стонет - его задело осколками. Вместе с ребятами погрузили раненого и поехали в штаб. В конце концов, эта контузия мне аукнулась, я стал глуховат, - вспоминал Николай Ильич.

Дедушка участвовал в окружении Берлина. По его словам, войска не спешили заходить в город из-за канала Тельтов. Окна зданий на противоположном берегу были усеяны пулеметами, берега гранитные, очень крутые. На набережных стояли пушки и танки. Командиры решили провести сначала артподготовку. Стала стягиваться артиллерия. Приказали выстроиться вдоль канала и повернуть пушки на город. 23 апреля начали обстреливать северный берег, немцы били в ответ из всех орудий. В ход шли фаустпатроны. Один из них чуть не угодил в самоходку – взорвался перед самым носом. Дедушка увидел, что немцы заряжают следующий фаустпатрон и не дожидаясь команды командира самоходки включил задний ход, быстро стал сдавать назад. Через мгновение по его следам упало еще два фаустпатрона. При попадании в лоб весь экипаж сгорел бы заживо. «Прощай, Родина» - вот так называли мою самоходку СУ-76», - с усмешкой вспоминал он. В конце концов, немцев от Тельтов канала отбили, а потом всю ночь переправлялись на другой берег. Впоследствии деда наградили медалью «За отвагу».

«За отличное вождение боевой машины на поле боя при форсировании канала Тельтов. Звягин Н.И. умело ставил свою самоходку на боевую позицию, обеспечивая ведение огня орудием. На поле боя ведет себя решительно и смело» – это выписка из приказа на награждение медалью «За отвагу».


Звягин Николай Ильич 22.06.1945.jpg


На награждении медалью «За отвагу»: слева сослуживец механик-водитель соседнего экипажа СУ-76 В.М. Вершинин, справа – Н.И. Звягин, 1945 год



В самом Берлине также не обошлось без риска для жизни. Пули летели из каждого окна. Приходилось пробиваться через баррикады. На одной из улиц они остановились, чтобы оглядеться. В машине остался только один заряжающий. Дед с командиром вылезли, чтобы изучить карту местности. Вдруг стена задрожала – снаряд влетел в дом рядом с ними. Верх у машины был открытый, и заряжающего засыпало кирпичом и осколками. Сильно изранило! Повезло, что в машину не попали, а то бы всем смерть! Мелкими перебежками вместе с раненым вернулись в тыл. Однако самоходку свою они не бросили. Разгребли ее от кирпича и снова в бой! На одной из площадей им навстречу вышли строем около 100 немцев. Все без оружия, с белым флагом - хотели сдаться. Дедушка жестами показал им направление штаба и двинулся дальше. За Берлинскую операцию дед получил медаль «За взятия Берлина».

Война, да и вообще служба в армии, не закончилась для деда в Берлине. Армию генерала Рыбалко отправили на освобождение Чехословакии. К Праге танковый корпус подъехал только 10 мая, а день победы танкисты встретили в чешском городе Мельник, что в 30 километрах от столицы Чехии. В Мельнике праздновали с чехами победу, пили вместе с ними спирт. Но марш от Берлина до Праги был изнурительным. Спали мало. Шли почти без остановок. По дороге на Прагу дрались в мелких боях с уцелевшими немецкими танками, один раз наткнулись на танки «Пантера». Те обстреляли из засады, идущие спереди тягачи, а самоходки поначалу не заметили. Экипажи развернули машины и в атаку. Несколько танков подбили, остальным удалось удрать. В самой Праге их встречали как героев!
До 1946 года дедушка был в Европе. Демобилизовался он уже из Вены. Вернулся с женой в родную деревню Семеново, где и родилась моя мама. Восстановился в институте и закончил его с отличием! Долгое время работал на целлюлозно-бумажных комбинатах в Архангельской области. В 1960-1980 годах работал на целлюлозно-бумажных комбинатах в Иркутской области, и только в конце 1980-х переехал в г. Калинин (Тверь).

К сожалению, летом 2014 года на 93-м году жизни мой дедушка умер. Но главное то, что он оставил после себя! Во-первых, это дети, внуки и правнуки, которых он вырастил и воспитал. Во-вторых, это светлая память. Но несмотря на все тягости довоенного детства и военных лет, тяжелое перестроечное время, на протяжении всей жизни дедушка сохранял жизнерадостный и жизнеутверждающий настрой – даже в последние годы жизни, несмотря на тяжелую болезнь. Всегда сохранял лицо, не терял уважение к себе. И, в-третьих, это отношение к Великой Отечественной войне. Благодаря таким простым людям как мой дед, наша страна выстояла в столь непростой момент, перед лицом смертельного врага. Руками простых солдат ковалась победа, и мой долг, долг моего поколения – не дать забыть подвиг русского народа, передавать историю войны детям, внукам и правнукам.



Назад к списку очерков